Ад для женщин

0

В столице Польши Варшаве продолжаются акции протеста против ужесточения законодательства в отношении абортов. В понедельник, 23 ноября, участники акции перекрыли движение по одному из мостов через Вислу в центре Варшавы.

На распространенных СМИ кадрах видно, как несколько десятков участников акции протеста вмешивались в столкновения с полицией перед зданием министерства образования. Само здание Минобразования Польши окружили правоохранители. Демонстранты выкрикивали лозунги: «Бесплатное образование, бесплатные аборты!»

Министр образования Польши Пшемыслав Чарнек считается сторонником жесткой линии в рядах национал-консервативной правящей польской партии «Право и справедливость». Ранее этот чиновник был причастен к организации ненавистнических и гомофобских акций, целью которых становились члены ЛГБТ-сообщества.

Напомним, 22 октября Конституционный суд Польши принял решение о том, что прерывание беременности из-за патологии плода не соответствует конституции страны. Это спровоцировало массовые акции протеста в стране. Согласно новому решению суда, прерывание беременности разрешено теперь только в тех случаях, когда оплодотворение произошло во время изнасилования или инцеста, а также если беременность угрожает жизни женщины.

Вице-премьер Польши, глава правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский, который считается одним из самых влиятельных политиков страны, обвиняет протестующих в том, что они хотят «разрушить» Польшу. И призывает людей «защищать нацию и католическую церковь». Согласно опросу общественного мнения, проведенного газетой Gazeta Wyborcza, 59% респондентов не поддержали изменение законодательства.

Решение суда должно было вступить в силу 2 ноября, однако уже 3 ноября стало известно, что польское правительство решило отложить исполнение решения Конституционного суда по усилению запрета абортов. Сейчас массовые акции против этого решения Конституционного суда проходят в Польше каждый понедельник.

Реакция общества

«Ад для женщин. Вот что означает сегодняшний приговор политизированного Конституционного суда», — написала вице-спикер сейма Малгожата Кидава-Блонская.

«После сегодняшнего решения Конституционного суда Польша стала первым халифатом Европы», — считает журналист Витольд Гловацкий.

«Вброс темы абортов и решение псевдосуда по этому делу в разгар бушующей эпидемии — это больше чем цинизм. Это политическая подлость», — написал бывший премьер-министр Польши, глава Европейской народной партии Дональд Туск.

«Призвание врача — приносить облегчение тем, кто страдает… Отмена допустимости прерывания беременности поставит врачей в ситуацию, когда они будут вынуждены приносить или продолжать страдания беременных женщин против воли своих пациенток, осознавая возможные осложнения», — говорится в открытом письме, под которым подписалось более 800 польских медиков.

Во время заседания КС возле его здания проходили сразу две акции. Десятки полицейских по мере возможности пытались развести противников абортов и сторонников либерализации законодательства — впрочем, время от времени между активистами происходили стычки.

Присутствующие здесь же женщины-депутаты парламента от левых партий громко возмущались отказом администрации Конституционного суда допустить их на заседание, а противники абортов заглушали их при помощи мощных колонок.

Конец компромисса

Польское законодательство об абортах и до принятия этого решения было одним из самых суровых в Европе. До решения Конституционного суда в стране действовал так называемый «абортивный компромисс».

В начале 90-х, после падения коммунистического режима, в Польше бушевала острая дискуссия на тему допустимости абортов в новом государстве. Чрезвычайно влиятельная в этой стране католическая церковь и консервативные политические круги выступали за полный запрет абортов. Левые и либеральные партии протестовали против законодательного запрета искусственного прерывания беременности.

В результате в 1993 году был принят закон о планировании семьи, охране плода и условиях допустимости прерывания беременности. В этом законе перечислялись три условия легальности аборта: если беременность представляет угрозу жизни или здоровью матери; если медицинское освидетельствование покажет наличие у плода тяжелого и необратимого дефекта или неизлечимой болезни, угрожающей его жизни,

если беременность наступила в результате уголовно наказуемого деяния.

Такие положения законодательства привели к появлению в Польше «абортивного туризма» — поездок с целью аборта в другие европейские страны, а также к существованию в стране «абортивного подполья».

По данным министерства здравоохранения Польши, в прошлом году в стране было проведено 1116 операций по искусственному прерыванию беременности. Согласно неофициальным оценкам, количество нелегальных операций и абортов, которые польки провели за пределами страны, в десятки раз больше.

Так или иначе, условия «абортивного компромисса» не устраивали ни одну из его сторон.

Правозащитники, феминистки и левые партии выступали за либерализацию  законодательства об абортах — в частности, за разрешение проводить такие операции «по социальным причинам». Правые и консервативные круги, близкие к католической церкви, наоборот, требовали ужесточить законодательство или даже полностью запретить проведение абортов в Польше.

На протяжении последних пяти лет власть в Польше принадлежит консервативной партии «Право и справедливость». Несмотря на то, что в ее избирательных программах не было и нет обещаний, касающихся законодательства об абортах, видные представители «Права и справедливости» много раз высказывались за его ужесточение.

В 2016 году в парламент внесли законопроект, запрещающий проведение абортов из-за дефектов плода и предусматривающий пятилетнее заключение для женщины, сделавшей незаконный аборт, и для врача, который провел операцию. Ответом стали многотысячные акции протеста по всей Польше. Их участницы были одеты в черное — в знак траура по своим репродуктивным правам. Массовые протесты вынудили правящую партию отказаться от рассмотрения этого проекта.

Но уже в 2017 году в польский парламент попал похожий проект — он уже не грозил тюрьмой женщинам и врачам, но все так же запрещал аборты по причинам дефектов плода. Сейм взялся за его рассмотрение только в апреле этого года. Противники ужесточения законодательства были возмущены: важный для польского общества проект появился в повестке дня сейма неожиданно, а его рассмотрение во время пандемии коронавируса делало невозможными массовые протесты — главное оружие защитников прав женщин. Впрочем, после бурной дискуссии сейм отправил тот проект на доработку.

«Права человека»

В этой ситуации противники абортов решили пойти другим путем. 119 депутатов сейма, представляющих правые и консервативные силы, обратились в Конституционный суд Польши с просьбой признать неконституционным положение закона от 1993 года о допустимости проведения аборта в случае, если перинатальные обследования покажут высокую вероятность тяжелого и неотвратимого дефекта плода или неизлечимой болезни, угрожающей его жизни.

Авторы представления утверждали, что это положение легализуют евгенические практики относительно еще не родившегося ребенка и нарушает его право на жизнь и достоинство личности. Из их выступлений во время рассмотрения этого вопроса в суде следовало, что, по их мнению, Конституция Польши защищает права человека с момента его зачатия, а отнюдь не рождения. Соответственно, к тяжелым дефектам плода нужно относиться так же, как к тяжелым болезням уже родившихся людей.

«Права человека не могут быть привилегией здоровых людей», — заявил в суде, аргументируя свою точку зрения, один из инициаторов представления, депутат сейма от «Права и справедливости» Бартоломей Врублевский. «Я разговаривал с неонатологами. Проблема состоит в том, что перинатальные исследования очень часто неточны. Регулярно рождаются здоровые дети, о которых допускалось, что они будут больными. Независимо от того, один доктор проведет исследование или трое, объективные трудности остаются», — продолжал он.

Один из судей Конституционного суда, очевидно, прогнозируя волну протестов после решения по этому поводу, спросил у инициаторов представления, почему сейм, в котором «Право и справедливость» контролирует большинство, не может просто изменить не устраивающие ее положения закона.

«Любое решение парламента можно отменить, изменить. Решение Конституционного суда — это более сильный элемент изменения, поскольку его нельзя отменить законом», — отвечал Врублевский.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь