Мою страну лихорадит

- Advertisment -

Мою страну лихорадит

Андрей Бартыш

Причастность воинов АТО к убийству журналиста Павла Шеремета и еще ряд преступлений, в которых замешаны ветераны, стало настоящим шоком для многих украинцев. Но еще больше вызывает настороженность то, что раскрытие подобных резонансных преступлений стало своего рода политическим шоу с участием первых лиц государства.

В преступлении 1 декабря, в результате которого в центре Киева погиб ребёнок, опять оказались замешаны ветераны АТО/ООС (конкретно – «Украинской добровольческой армии» «Правого сектора»). Это мало кого удивило, поскольку в тот же день были опубликованы несколько списков преступлений, в которых были задействованы ветераны. Одним из первых на сообщение о том, кто является киллерами, отреагировал одиозный Игорь Мосейчук (участник АТО, ещё до Майдана находившийся под следствием за подготовку теракта и сам пострадавший от теракта). Он указал, что участие ветеранов АТО зафиксировано или предполагается в делах Шеремета, Вороненкова, Гандзюк, Окуевой, Махаури. По его мнению, «организаторы заказных убийств с легкостью вербуют для их (терактов) выполнения участников добровольческого движения, которые принимали участие в боевых действиях», поскольку они имеют «низкий психологический барьер перед убийством человека, психологические расстройства, вызванные войной и отличием жизни в тылу, отсутствием работы и достойной заработной платы». Характерно, что Мосейчук говорит не о ветеранах вообще, а именно о добровольцах. Все эти инциденты позволяют говорить о ветеранах как о значимом факторе криминализации Украины.

К такому состоянию дел привело отношении власти к своим защитникам, которые после демобилизации остаются невостребованными и фактически  брошенными на произвол судьбы.

А ведь значительная часть ветеранов АТО так или иначе политически мотивирована. Прежде всего это относится к добровольцам. В большинстве они относятся к различным политизированным структурам, реже — к политическим партиям. Все они имеют националистический характер. Разве не эти люди должны стать кадровым резервом в различных госструктурах и системах общественной организации населения. Но власть их выбросила из своей системы, как отработанный материал.

Так стоит ли удивляться тому, что люди с такой активной жизненной позицией, как у ветеранов АТО, играют определённую роль в массовых акциях политического протеста украинских сил, противостоящих нынешней и предыдущей власти? Хотя по частным данным, известно, что, например, большая часть ветеранов «Айдара» вообще политикам не доверяет и от них дистанцируется (впрочем, идеология этого подразделения довольно своеобразна и тяготеет к какому-то изводу национал-анархизма, с чем, возможно, связан и отчётливый криминальный душок этой структуры). В 2019 году айдаровцы, насколько известно, поддерживали Владимира Зеленского и «Слугу народа».

Работой с ветеранами АТО должно заниматься Министерство по делам ветеранов и силовые органы. Департамент по делам ветеранов существовал в специализированном Министерстве по делам оккупированных территорий с 2016 года, потом был преобразован в Госслужбу по вопросам ветеранов войны и участников АТО, а в 2018 году создано отдельное министерство, которое сейчас возглавляет полковник полиции и участник АТО Оксана Коляда. Однако финансирование работы министерства начато только в этом году. В большинстве случаев всем глубоко наплевать на эту проблему. Никто с ветеранами не работает, потому что это долго и дорого. Можно констатировать — к власти у нас пришли временщики, цель которых помародерить на трупе Украины и быстренько свалить с награбленным. Так сказала одна правозащитника, имя которой мне называть не хочется, из-за ее слишком антиукраинской позиции. Что же касается более глубокой социальной адаптации, в т.ч. трудоустройства, то тут ситуация гораздо хуже.

Экономическая ситуация в стране не позволяет создавать достаточное количество рабочих мест. Особенно страдает молодёжь, не имеющая профессионального образования и опыта работы, а также жители сельской местности. Характерно, что заместитель командира батальона «Аратта» Андрей Копичин, бывший командир задержанного за убийство ребёнка в Киеве ветерана Андрея Лавреги, сам высказал предположение, что Лаврега в последнее время был членом какой-то банды. По идее профилактикой преступности среди ветеранов должны заниматься структуры МВД, но, как говорил автору статьи участковый полицейский из Киева, зачастую полиция ветеранов просто боится — они люди нервные, часто вооружённые, на внимание к ним реагируют плохо.

Зачастую полиции проще дождаться, когда ветеран повесится или подорвётся, чем пытаться добиться его реабилитации. Вот и результат – шедшие на смерть ради Украины оказались брошенными в мирной жизни.

О земельной реформе

От имени редакции газеты «Горожанин-Информ» я бы хотел  рассказать о том, что мы думаем о нашей с вами земле. Никто не может быть владельцем украинской земли, кроме народа Украины, даже если это маленький кусочек на кладбище. Земля — это общее богатство, а значит и владеть ее можем только все мы.

Нужно признать, что единственно возможным решением в прошлом стало принятие закона, направленного на то, чтобы как-то сохранить баланс в стране и выделить жителям сельских местностей паи совхозов и колхозов, которые они обрабатывали. Это помогло не только сохранить справедливость среди людей после распада СССР, но и дать хоть какой-то доход обнищалым сельским жителям Украины. Но сегодня закон о земле потерял свою актуальность, а государство способно вернуть справедливость, как в распределении доходов, так и в тех ошибках, которые были допущены ранее. Землю Украины продавать нельзя! Это единственное на сегодня богатство всего украинского народа и, возможно, наша стратегическая безопасность в ближайшем будущем.

Государство способно выкупить у владельцев паев их земельные участки и на конкурсной основе передать в аренду тем, кто может ее обрабатывать. Земля — это один из источников прибыли в украинский бюджет, а не средство жить на Сейшелах единицам и сдавать участки  в аренду новоукраинским рабам.

Сегодня идет война, а значит отменять мораторий на землю нельзя. Справедливость должна быть для каждого украинца, и это основа любого демократического государства. А какая может быть справедливость в отношении земель Крыма, Донбасса? Именно поэтому я  полностью согласен с мнением народного депутата Украины и нашего земляка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Достойное вниманияСВЯЗАННЫЕ
Рекомендуется Вам