Работа в Чехии – прямиком в ад

0

Елена Лоза

Эпоха бедности в нашей стране не то что не закончилась, она вступила прямо-таки в устрашающую фазу. Постоянные локдауны отрицательно сказались на всех сферах нашей жизни, и, в частности, на количестве прилично оплачиваемых рабочих мест тоже. Ведь важно не просто иметь какую-то работу, нужно зарабатывать деньги, чтобы оплачивать и продукты, и коммуналку, и лекарства, а все это в последнее время, к сожалению, стремительно дорожает. Поэтому украинцы продолжают ездить на заработки за рубеж – потребность в рабочих руках в Европе есть всегда. Но только заработки уже не такие, как прежде, и найти хорошую работу тоже стало проблематично – приехать домой с приличной суммой денег удается далеко не каждому нашему соотечественнику.

Моя подруга Виктория поехала на заработки в Чехию. До этого она побывала на работе в Польше, Словакии и Болгарии, и решила попробовать поработать в новой для себя стране, ибо «там больше платят». Во всяком случае, так рассказали ей в агентстве, за услуги которого нужно было заплатить сто долларов. Виктории пообещали несложную работу и высокую зарплату, а также комфортные условия проживания. Но на деле вышло все совсем не так – поездка на заработки в Чехию у Вики вышла поистине адской.

—  Изначально мне пообещали работу на автозаводе в городе Пордубице, 8-часовый рабочий день и зарплату 140 крон в час. Но получила я документы с разрешением на работу в совершенно другом предприятии и в другом городе. Разбираться с этим было уже некогда – бумаги мне выслали с опозданием, а я не хотела терять драгоценные рабочие дни. К тому же моя агент Оксана меня клятвенно заверила, что работать я буду именно там, где хочу – по прибытию в Прагу нас встретят сопровождающие и отвезут в Пордубице, и все будет хорошо, — рассказывает Виктория. –  «У меня все именно так, как я говорю, иначе быть не может!» — подчеркнула Оксана. Я списалась еще с двумя женщинами, которые тоже ехали в Чехию от этого агентства, и мы отправились в путь. И слава Богу, что мы были втроем, потому что путешествие оказалось действительно экстремальным.

Ночные танцы с бомжами

Мы приехали в Прагу примерно к девяти вечера, но нас никто и не думал встречать. Я связалась с неким Виталиком, который должен был отвезти нас на место работы, но он заявил, что уже поздно, он никуда не поедет, и мы должны добираться до нужного города сами. Причем не на автобусе, а на поезде. Мы с грехом пополам добрались до железнодорожного вокзала, и уже там выяснили, что нужный нам поезд  отходит со станции в 5.50 утра, а до этого времени нам нужно будет где-то куковать. Из здания вокзала нас выгнали в 12 ночи  — до 4-х утра все вокзалы в Чехии закрываются. А на улице – январь месяц, снег, ветер и мороз, и все кафе закрыты. Мы уже и пели, и кричали, и танцевали, чтобы хоть немного согреться. Нас одолевали местные бомжи — подходили знакомиться, пару раз мимо медленно проехали полицейские на машине, но, видимо, три тетки с чемоданами не вызвали у них никаких опасений – бомжам мы «нравились» больше. Под утро вокзал открылся, мы купили билеты и стали ждать поезда, сидя на своих чемоданах – ни скамеек, ни лавочек, ни зала ожидания на вокзале не было. Зато хоть немного отдохнули в самом поезде — электрички в Чехии комфортные, и Интернет в них тоже есть.

Виталик встречать к поезду нас не вышел – он прятался в машине, так как за перевозку заробитчан агентства должны платить налоги, а беседы с полицией на вокзале в его планы не входили. Он сразу повез нас в больницу – сдать кровь на ковид, а потом приволок нас в 5-этажною общагу. «Общага для украинцев» — так ее называли местные, и она оказалась просто ужасной. В комнате стояло четыре видавшие виды кровати, общие душевые кабины были ржавыми, по пути в туалет можно было заблудиться. Холодильник был всего один на весь этаж, и класть продукты в него было страшно – а найдешь ли ты там свою еду через час?

Наутро мы вышли на работу. Нужно было делать какие-то детальки в быстром темпе, а потом заносить все данные о проделанной работе в компьютер, причем лично каждому. Одна из моих товарок, женщина из глубокого села, впала в истерику – она этого компьютера никогда в глаза не видела. «Я не зможу тут працювати!» — рыдала она. После смены я принялась искать другую работу, и нашла ее довольно быстро – наутро за нами приехал уже другой агент, посулив «прекрасную» работу в цехе по упаковке автомобильных дисков. Тут же мне позвонила Оксана, которая взяла с меня 100 долларов за «работу моей мечты». Она стала запугивать меня, угрожать звонками в полицию и штрафами за то, что мы сбежали. В ответ я ей прислала видео ужасной общаги и напомнила о том, что до Пордубице я так и не доехала.  Но новое рабочее место оказалось ничем не лучше предыдущего.

Морозный ад

Нас привезли в очередную общагу, но чемоданы приказали особо не разбирать – мол, комната холодная, и скоро вам предоставят новое жилье. Мы просидели в этой комнате три дня, но на работу нас так и не вывели. «Ждите, пока нет сырья», — говорили нам. Ожидание затянулось на неделю, деньги заканчивались. Мы одолевали своих агентов звонками, и тут они предложили нам подработку в мясном цеху: «Там немножко холодно, но деньги получите сразу».  Мы согласились, и оказались в очередном аду.

«Немножко холодно» оказалось температурой минус 10 градусов – люди там работали в пуховиках, теплой обуви и шапках, а мы приехали в свитерках и спортивных штанах. Работать нас вывели в ночную смену, как нелегалов, и пахали мы там, как проклятые — таскали поддоны, ящики по 20 кг, упаковывали мясо, а когда окончательно замерзали – бегали греться в туалет, сидели там на горячей батарее. За 12 часов работы я подорвала и живот, и спину, так как расхолаживаться нам никто не давал. Практически на всех чешских мясоперерабатывающих заводах заправляют вьетнамцы, и ведут он себя нагло и высокомерно. Их там очень много, они живут в Чехии  по 10-15 лет, и уже давно все выбились в начальство. Разве что директор завода еще пока чех. Мы еле-еле «дожили» до утра и поехали отсыпаться – после такой работы я сутки не могла встать с кровати. Да, нам заплатили обещанную сумму, но когда наш агент нам позвонил и опять предложил поехать в мясной цех, я его послала ко всем чертям. Работы на автозаводе мы так и не дождались, зато общежитие наше заполнилось очередной группой украинцев из 10 человек. Им тоже посулили работу на автозаводе, но мы-то уже знали, что в конце концов этих несчастных, так же, как и нас, сошлют к вьетнамцам «на курицу».

Ад резиновый

Мы снова начали искать работу. Новый агент по имени Наталья вцепилась в нашу троицу, пообещала зарплату 115 крон в час, бесплатное жилье и прочие бонусы, и вот мы снова отправились в путь.  Новый городишко, опять общага, общие душ и туалеты, да и еще по грабительской цене – 4500 крон за месяц с каждого. Но хуже всего была сама работа – я вообще не понимаю, как мы там выжили.

Работали мы в горячем цеху по производству автомобильных прокладок. На станках выплавлялись сами изделия, и когда станок открывался, нужно было быстро схватить прокладку, ногтями отодрать от нее все лишнее, осмотреть на предмет брака и повесить  на крючок. На всю процедуру отводится ровно одна минута. Мы работали в специальных перчатках, которые нам выдавали два раза в неделю, но уже через 2 часа работы эти перчатки становились лысыми и не защищали руки от ожогов. Там тоже правили бал вьетнамцы, которые в этом цеху работать не хотели – вонь там стояла просто адская. Мы работали в масках и задыхались в них, а когда снимали их – задыхались от запаха резины и кислоты, которой обрабатывали прокладки. Кислота жгла руки и выедала глаза. Мы работали по 12 часов в день, и часто без обеда, порой нас попросту «забывали» отпустить на перерыв – ведь станок бросить нельзя. Нам поставили какую-то норму, но мы уже работали, как могли.

Выдержали мы там всего три недели – одна из моих украинских коллег упала в обморок на работе. Я позвонила Наталье и сообщила ей, что мы увольняемся, и потребовала расчет. Наталья орала благим матом, угрожала, обещала вычесть из нас все, что только можно. На работу мы больше не вышли, а расчета ждали четыре дня. Наталья так и не появилась, а деньги прислала с водителем. Мы открыли свои конверты – там лежало по 7000 крон вместо обещанных 17000. Как говорится, грабеж среди бела дня, и что еще обидно – с нами так поступают наши же украинцы, ведь чехи рассчитываются с агентами честно.

Считала дни до приезда в Украину

Пока мы ждали зарплату, я снова занялась поисками работы. Мы уже ни на что не надеялись, когда с нами созвонился еще один агент. Он пригласил нас на работу на очередной автозавод, и в этот раз все сложилось более-менее хорошо. Мы шили автомобильные ремни, работали в три смены, у нас были выходные и перерывы на обед.  Единственное неудобство – поселили нас за 100 километров от работы, на дорогу на завод и обратно мы тралили по три часа ежедневно, а чтобы не опоздать на утреннюю смену, приходилось вставать в 4 утра, а готовить и стираться заранее. Жили мы в городке Яблонец над Нисой, в 2-х комнатной квартире со всеми удобствами. Иногда ходили на прогулку, но маленькие чешские города серые и унылые, и мне совсем не понравились — это вам не туристическая Прага. Тем более, что в Чехии строгий локдаун, все закрыто, а на улицах нужно ходить в респираторах, даже не в масках. Нас там так запугали, что я в этом респираторе проехала пол-Украины, пока, наконец, соседи по автобусу не одернули меня: «Сними уже маску, мы в Украине!»

Так что я считала дни и часы, когда, наконец, вернусь домой. Ни из одной поездки я так рьяно не рвалась в Украину. А в Чехии мне было очень тяжело – и физически, и морально. Да еще и приходилось еженедельно сдавать ПЦР-тесты на ковид. Это очень больно – здоровые тетки, все замотанные в свои халаты, суют тебе палку глубоко в нос. У некоторых после этой процедуры открывались носовые кровотечения. Последний тест мы сделали перед выездом, Венгрию проехали нормально, но на украинской границе нас опять стали заставлять сдать тест. За деньги, разумеется – 1100 гривен. Или 500 гривен в карман пограничнику. Мы выбрали второй вариант, чтобы наши носы уже никто не мучил.

Поеду ли я еще раз в Чехию – сложно сказать. Такие «приключения» очень сильно подрывают доверие к людям.  Но зато опыт в этой поездке я приобрела бесценный – не верить сладкоголосым агентам, которые сидят в теплых креслах в Украине и на все лады расхваливают вакансии, по итогу посылая людей прямиком в ад. Но заработать дома на приличную жизнь – это сейчас недоступная роскошь. Отлежусь, отъемся – и дальше поеду. К слову, я за эту поездку потеряла 7 килограммов. Тоже своего рода достижение.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь